• Редакционная статья

Hi-Mag: Образование и волшебные исследования – связь разорвана?

Симус Финниган, 2 мая 2018 г.



Сегодня, когда мы отмечаем тридцатую годовщину Битвы при Хогвартсе, я хочу вспомнить одного из самых выдающихся героев Второй Волшебной войны – великого воина, настоящего рыцаря и великолепного учителя, профессора Северуса Снейпа.

В наши дни большинство его поклонников составляют девочки подросткового возраста, смакующие историю его любви к Лили Поттер-Эванс, любви длиной в жизнь, которая принесла свет и надежду в самые тёмные времена и обстоятельства. 99% нашей памяти об этом человеке замешаны на жалости. Иногда кто-то вспоминает о его храбрости и доблести, иногда – его способности в Окклюменции (обычно с негативными коннотациями).

Но профессор Снейп представлял собой нечто большее, чем комбинация этих черт характера – и нам стоило бы помнить об этом, когда мы пытаемся понять, почему Снейп всегда пользовался полнейшим доверием Альбуса Дамблдора.

Вряд ли можно было назвать АПВБД доверчивым человеком, который полагался на кого попало. Великий Альбус был весьма прозорлив и кроме того, входил в число сильнейших Легилименторов, однако его уверенность в Снейпе всегда была непоколебима. Но почему?

Возможно ли, что всё это доверие и уверенность основывались лишь на любви? Может быть – в том, что касается душевных мотивов. Но что же было основой в части, касающейся способностей, компетенций, необходимых для выполнения столь сложных задач? Любовь могла гарантировать, что Снейп не станет предателем, но великий шпион кроме верности должен обладать великим умом. Что же придавало Альбусу уверенности в способности Снейпа обыграть Вольдеморта в смертельной игре?

Я думаю, что Альбус и Снейп были родственными душами в особом, тончайшем смысле – оба они были исследователями, творцами, учёными в истинном значении этого слова, теми, кто открывал новое и изобретал нечто своё. Может быть – такими были только они двое во всём Хогвартсе.

Гарри Поттер рассказывал мне, что его первой сознательной встречей с Дамбдором была карточка из Шоколадных Лягушек, которую он открыл в поезде в Хогвартс. Эта карточка была единственной, на которой был изображён современный волшебник-исследователь, сделавший основополагающие магические открытия – 12 способов использования драконьей крови и труды по алхимии в сотрудничестве с Николасом Фламелем. Алхимия! Весьма близко к зельеварению!

Когда мы изучали волшебство в Хогвартсе, мы обретали знания и навыки во многих заклинаниях – но все они были открыты столетия назад. Учителя НЕ были в первую очередь исследователями. Можно заключить, что уже давно Хогвартс превратился из места получения знаний в фабрику, производящую оплату для учителей. Традиции вместо прогресса.

Но нам посчастливилось встретить два исключения из этого правила. Альбуса Дамблдора и Северуса Снейпа. Мы узнали, как нам казалось, большую часть открытий и изобретений АПВБД. Но что же создал Снейп, его коллега и друг?

На шестом курсе Гарри нашёл старый школьный учебник по зельеварению, который раньше принадлежал Снейпу, и был исписан его комментариями. В нём он обнаружил и позже использовал одно заклинание, изобретённое самим Снейпом – Сектумсемпра. Но подлинной страстью Снейпа было зельеварение. Его комментарии представляли собой нечто большее, чем улучшения и уточнения к процессам изготовления уже известных зелий. Исследования Снейпа закладывали основу для нескольких новых отраслей зельеведения – потому что он открыл источники магических свойств множества растений, грибов и минералов.

К несчастью, Вторая Волшебная война не позволила ему закончить исследования и завершить свой «Компендиум ингредиентов для зельеварения», который сохранился лишь в виде обрывочных черновиков. Это мог бы быть наиболее фундаментальный труд за всю историю зельеведения – не просто энциклопедия известных ингредиентов и их свойств, но также и мощный толчок для новых исследователей!

И Дамблдор, вне всяких сомнений, прекрасно знал и ценил Снейпа как учёного, и он признавал ценность жертвы, которую принёс Северус, избрав путь воина вместо продолжения исследований.

В наши дни волшебное сообщество воспринимает сложившуюся ситуацию как норму. Школа Хогвартс - место изучения старых знаний, а корпоративные лаборатории – места для изобретений. Именно поэтому индекс цитирования Хогвартса опустился на 57 место за последние тридцать лет. Именно поэтому множество студентов уезжают на стажировку за границу, и лишь некоторые приезжают к нам из других стран, в основном – изучать зельеварение! Именно поэтому Лаборатории Боргина нанимают сотни инженеров и учёных из США, Франции, Индии, Китая, России и других стран и размещают производство в Восточной Европе и Юго-Восточной Азии. Именно поэтому корпорация волшебных палочек Дурмстранга купила компанию Олливандера. Именно поэтому большинство выпускников Хогвартса становятся мракоборцами, чиновниками или бизнесменами и только 18 из них за последние тридцать лет пополнили ряды отдела исследований и разработок Министерства магии. Министерство вынуждено нанимать иностранцев даже для оборонных исследований!

Отдел исследований и развития Госпиталя по магическим травмам и болезням Св. Мунго подарил нам множество новых лекарств и зелий за последние годы, но ни одно из них не было их собственной находкой. ГМТБ создавал их в сотрудничестве со Шведским медицинским институтом Троллькарл, Академией ухода и заботы Франции, Российским центральным волшебным исследовательским медицинским институтом имени А. А. Богомольца, Магическим госпиталем Бенджамина Франклина, США и т.д. Разумеется, международная кооперация – это прекрасно. Но – были ли британские целители ведущими в данных исследованиях или лишь следовали в разработках за своими коллегами?

За последние тридцать лет бюджеты на исследования и разработки в департаментах Министерства магии сократились втрое. Как SPEWR уже сообщало ранее, оборонный бюджет за тот же период вырос в восемь раз! Это выглядит как попытка Министерства превратить волшебное сообщество в стадо троллей – сильных, но тупых. Шутка. Или нет?

В наши дни Hi-Mag, как молодёжь называет продвинутые магические исследования, это последняя надежда волшебного сообщества сохранить в юных волшебниках интерес к магии. Иконы Hi-Mag, такие, как Дэйв Боргин, доктор Декстер Окказиум или мадмуазель Габриэль Делакур, которая изобрела Сердцевосстановительное Кольцо (для разбитых любовью сердец), стали лидерами и гуру для сотен одарённых и амбициозных молодых волшебников и чародеек. И они делают больше, чем всё Министерство, для предотвращения «утечки мозгов» из волшебного сообщества в мир магглов.

Спросите вашего соседа или знакомого, работающего в Министерстве, об этом. Возможно, даже саму Госпожу Министра Гермиону. Как собираюсь сделать я.


Просмотров: 0

Чтобы получить доступ к Winternet, дважды коснитесь мышки своей волшебной палочкой